Ольга Курбатская: от племени майя до роддома

Ольга Курбатская, врач акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук, заведующая отделением патологии беременности клинического госпиталя «Лапино», молодая мама и просто красивая женщина рассказала Maindoor.ru об интуиции в своей работе, о том, кем она была в прошлой жизни и почему в дом нельзя пускать посторонних.

Текст: Динара Грачева |  Макет: Ольга Медведева 

Ольга Николаевна, как вы решились стать врачом?

В старших классах школы я внезапно поняла, что мне нужно стать врачом (замечу, мои родители с медициной не были связаны). Как показывает практика, если, когда ты находишься в спокойном состоянии, приходят внезапные мысли – это обычно важный знак. Что касается конкретной специализации, то на втором курсе института я совершенно твердо выбрала акушерство.

Есть ли место творчеству в вашей профессии?

Если посмотреть со стороны, то можно сказать, что медицина совсем точная наука: расчеты дозировок лекарств, формулировка диагнозов, определение сроков лечения и тому подобное. Если рассуждать конкретно об акушерстве, области, где я имею опыт работы, то могу сказать, что здесь не обойтись без творчества. Творчеством в акушерстве я называю способность чувствовать пациентку. И это чувство должно присутствовать у каждого хорошего врача – нужно слушать свою интуицию, чтобы принять правильное решение, хотя оно может идти вразрез со студенческими учебниками. Мудрость и опыт врача, наложенные на это ощущение, позволят найти золотую середину.

А был ли в вашей практике случай, когда вы приняли совершенно неожиданное для себя и пациентки решение, когда, что называется, «голос с небес» сообщил вам о том, что нужно сделать все совсем наоборот?

Семь лет назад я наблюдала пациентку, у которой была долгожданная беременность. У нас установился прекрасный контакт, беременность протекала гладко, без осложнений. Как говорится, ничто не предвещало… Но ближе к сроку родов мне приснился сон, в котором я четко увидела все этапы предстоящих родов, включая мельчайшие детали и экстренное кесарево сечение. Спустя несколько недель, когда у моей пациентки начались схватки, события стали разворачиваться словно по сценарию, виденному мной во сне. Было принято решение срочно произвести кесарево сечение. Состояние родившегося ребенка убедительно свидетельствовало о том, что все сделано правильно и… вовремя.

Раз уж мы коснулись области необъяснимых вещей, расскажите о том, когда медицина уступает место чуду.

Здесь все непросто. Как бы мы, врачи, ни старались, нам не всегда удается помочь пациентке забеременеть. Казалось бы, столько лекарств и уколов, но ничего не происходит. И вдруг – беременность. Без медицинского вмешательства. Чудо? Наверняка. Просто не все от нас зависит. И не надо обольщаться собственными возможностями. Медицина не всесильна. С уверенностью могу сказать, что в акушерстве иногда срабатывают такие факторы и силы, о существовании которых мы можем только догадываться. Контролировать их не в нашей власти. И еще. Беременной женщине, на мой взгляд, крайне важно соблюдать психогигиену. Не стоит всех и вся подпускать к себе слишком близко, а особенно к своему животу. Нужно беречь и защищать себя в энергетическом смысле.

Что самое главное в вашем рабочем кабинете?

Все мои кабинеты были уютные. Акушерство – это ненормированная по времени работа, здесь приходится и ночевать, а иногда и проводить несколько суток. С уверенностью могу сказать, что работа – это мой второй дом. Сейчас я работаю в клиническом госпитале «Лапино». Это новая клиника в Одинцовском районе Подмосковья. Мне повезло, потому что здесь все на самом высоком уровне: современное оснащение госпиталя позволяет чувствовать себя защищенной в профессиональном смысле, а комфортная обстановка создает ощущение дома – в таких условиях всегда приятно работать. Что касается кабинета, для меня это мини-дом. Если вы заглянете в мой шкафчик, то найдете в нем все, что необходимо женщине для комфортного существования в течение нескольких дней. Естественно, есть и фотографии моих детей (двойняшки: мальчик и девочка, 2,5 года. – От ред.), интересные картинки, изображения и статуэтки кошек, которые я коллекционирую. Здесь все должно быть уютно и по‑домашнему.

Как давно вы перебрались из Москвы за город?

Поскольку я родилась и прожила в Москве большую часть своей жизни, то ответственно заявляю, что Москвой сыта по горло. Ужасные пробки, в которых можно родиться и умереть, спровоцировали нас шесть лет назад на переезд в Подмосковье, в район Киевского шоссе. Получилось это спонтанно, я до последнего была убеждена, что являюсь урбанисткой, обожающей пыль, мегаполисы и огни больших городов. Возможно, просто наступила определенная зрелость, не знаю. В одном я уверена: это решение стало одним из самых важных в моей жизни. Сейчас я живу загородом, но недалеко от Москвы.

Ольга Николаевна, а в каких местах мира вам больше всего нравится бывать?

С тех пор, как границы нашего государства стали открыты, я начала мечтать о Мексике. Много читала о ней, о племенах майя и ацтеков, изучала их культуру и невероятно хотела попасть туда. Когда мне удалось съездить в эту страну, я поняла, что не зря меня так долго к ней тянуло. Те памятники, которые сохранились до наших дней, потрясают своей архитектурой, атмосферой, множеством звуковых эффектов-загадок (когда ты произносишь одно слово, а эхо отзывается совсем другое) и говорят о величии ушедшей эпохи. Не меньше Мексики я люблю Юго-Восточную Азию и Камбоджу в частности. Это тоже древнейшая культура – один храмовый комплекс Ангкор чего стоит. Возможно, в прошлой жизни я была индейцем майя или представителем Кхмерской империи. Что касается Европы с ее улочками, цветочками, французским Провансом, то ко всему этому я отношусь спокойно.

Что вы привозите из поездок в свой дом?

Естественно из моих любимых стран я привезла немало безделушек, которые украсили дом и привнесли в него атмосферу тех мест, где они были куплены. В мирской суете взгляд случайно падает на них – и ты моментально переносишься в другую часть земного шара. Много нового появилось и в нашем семейном меню, особенно из мексиканских блюд.

Что и кто вас вдохновляет и подпитывает?

Мои дети.

Кого бы вы пригласили к себе на мексиканский ужин из когда‑либо живших известных личностей?

Первый человек, о котором я сейчас подумала, – Мэрилин Монро. Уж очень хочется узнать, что же стало причиной ее смерти, да и просто интересно бы пообщаться. Хоть и коротка ее биография, но женщина она была великая.

Говорят, когда человек меняет место жительства, меняется и он сам. Что вы можете сказать о произошедших в вас изменениях после переезда из Москвы в загородный дом?

Я стала более спокойной и менее сумасшедшей. Нервозность покинула меня, ощущение внутренней гармонии стало глубже. Я научилась слушать тишину, ведь ее в городе нет. Когда поздним майским вечером ты выходишь на улицу, а там поют соловьи, это непередаваемое удовольствие – можно стоять, слушать и больше ничего не делать. Но каждому свое: кому‑то прекрасно живется на 16‑м этаже в мегаполисе, а кому‑то – в избушке на курьих ножках.

Что такое дом для вас, и каким вы его видите?

Для меня дом – это то место, где тебе хорошо и где есть дети. Любое «гнездо», не важно, из бруса оно или из камня, не может быть домом, если в нем нет детского смеха и плача. Это маленькое женское счастье, которое только твое, и куда доступ другим строго ограничен. Мне нравятся дома в традиционном стиле, без острых углов и круглых крыш, построенные полностью из дерева – поэтому в них так вкусно пахнет. И чтобы цвет был натуральным. Я постоянно езжу по Подмосковью, часто вижу яркие фасады, и вроде, на первый взгляд красиво, особенно оттенки синего, но, по‑моему, невозможно жить спокойно в таком броском цветовом окружении. Дом должен быть спокойным, не кричащим, а окна – большими, чтобы пропускали максимум солнца, поэтому мне так нравится второй свет. Еще люблю камины и лестницы.

Ольга Николаевна, почему вы решили выбрать своим домом мечты просто дом, а не какой‑нибудь ацтекский храмовый комплекс?

Это объяснить очень просто. Увиденное произвело на меня неизгладимое впечатление, но я бы не смогла там жить. Как говорится в одном анекдоте, не будем путать туризм с эмиграцией. Произведения искусства, которые приводят меня в восторг, домами не являются. Скажу еще раз, что родные стены – это «гнездо», а не огромный замок с башнями, участком в несколько гектаров и вертолетной площадкой. Вариаций на последнюю тему я немало видела и могу сказать, что равнодушна к ним.

В общем, дом для меня это то, что максимально удалено от городской квартиры во всех смыслах слова. Еще я не понимаю тех, кто говорит, что их дом открыт для всех. Мне кажется, к себе домой нужно пускать только очень близких людей. Дом – это твоя крепость, цитадель, куда ты можешь вернуться после тяжелого рабочего дня и отдохнуть, поэтому там все должно быть максимально продумано и комфортно.

Реклама
Проект Maindoor.ru

Портал о мировой недвижимости: последние новости, аналитика, каталог компаний и, безусловно, тысячи предложений об аренде и продаже недвижимости за рубежом и в России.