Общественное пространство с Михаэлем Шиндхельмом

Общественное пространство – это новый тренд в мире архитектуры, дизайна и человеческих отношений. Мы поговорили с человеком, который знает об этом все – Михаэлем Шиндхельмом, писателем, советником по культуре и директором темы «Общественное пространство» на «Стрелке».

_Елизавета Виноградова_

_Михаэль, это Ваш первый опыт работы в России?_

Для меня это скорее возвращение в Россию. Почти 30 лет назад я учился в Воронежском государственном университете. Летом 1987 и 1989 года я проработал в качестве журналиста для немецкой газеты «Новая жизнь», которая выходила в издательстве «Правда». Я имею хорошее представление о вашей стране, поскольку был студентом в СССР во времена Брежнева и работал в годы перестройки. Тем не менее, я на какое-то время потерял связь с Россией, когда, после падения Берлинской стены, мне стало интересно исследовать другие части мира.

_Когда Вы решили вернуться?_

По случайному совпадению архитектор Рем Колхас – мой хороший друг. Я приглашал его сотрудничать, когда работал советником по культуре в Управлении культуры и искусств в Дубае четыре года назад. Рем Колхас – это тот архитектор, кто заинтересован не только в проектировании зданий, но и в их истинном предназначении. Он всегда пытается ответить на вопрос «Для каких целей строится это здание?». Его интересуют социальные и интеллектуальные аспекты, сочетание формы и содержания – и это то, что я разделяю вместе с ним. Год назад мы с Рэмом работали над проектом в Гонконге, где познакомились с будущим руководством «Стрелки» и её инвесторами – Сергеем Адоньевым и Александром Мамутом, которые попросили нас разработать образовательный проект для реализации в России. В то время я уже сам задумывался об этом и пытался натолкнуть на эту мысль Рэма Колхаса, потому что нам обоим очень интересна эта страна. Россия сейчас находится на переходном этапе, как в политическом плане, так и в социальном. Поработав вместе с Рэмом на Ближнем Востоке, а также в Китае, мы решили попробовать свои силы в России, а именно попытаться внести свой вклад в модернизацию этой страны или хотя бы в исследование этого процесса.

_Сможет ли «Стрелка» воспитать новое поколение архитекторов, дизайнеров и специалистов медиа-сферы, которые изменят облик страны?_

«Стрелка» – это своеобразная платформа для иностранной и российской интеллигенции, попытка переосмыслить в российском контексте роль архитектуры и дизайна и превратить эти направления в инструменты для всеобщей модернизации страны. Настал момент, когда Россия может открыто говорить о своем прошлом. Россия должна осознать свое положение среди стран Европы и «новых держав» мира, например, Китая. Какова роль России в ближайшие десятилетия? Как объяснить открытую, четкую политическую и социальную позицию в XX веке и неопределенную роль в настоящий момент? Мы видим, как в этой стране зарождается новое поколение, которое ведет интересный диалог с представителями других стран и набирается у них опыта, чтобы потом предложить новое видение архитектуры и жить по принципу «мыслить и делать».

_Выпускники «Стрелки» будут работать в России или за рубежом?_

Я очень надеюсь, что все усилия «Стрелки» будут направлены на решение проблем внутри страны и что ребята останутся работать здесь. Большинство студентов, участвующих в этом проекте, из России, но также у нас есть и иностранцы. Эта пропорция мне кажется удачной. По прошествии двух месяцев можно сказать, что состав студентов очень сильный. Ребята очень сообразительные, очень талантливые и очень ответственные. У каждого из них есть своё мнение, которое они готовы высказать. Они всегда хорошо подготовлены и информированы. Я надеюсь, что у большинства из них уже есть мысли по поводу того, чем заняться после года обучения на «Стрелке». Они должны готовиться к реализации профессиональных проектов. Те, кто непосредственно заинтересованы в теме «Общественное пространство», уже подходили ко мне, чтобы узнать, чем я занимаюсь во время весеннего семестра, чтобы в зависимости от этого планировать свою будущую работу.

_Что Вы думаете о расположении «Стрелки»? Оно вдохновляет Вас на работу?_

Мне очень нравится пространство самого института. Архитекторы, которые проектировали «Стрелку», проделали огромную работу. Если говорить о расположении, мы находимся в центре города, практически напротив Кремля – очень привилегированное, удачное положение. Однако, нам не стоит ограничивать свое мировосприятие этим островом, ведь на самом деле – это отдельный остров в центре Москвы. Те предметы, которые мы изучаем на «Стрелке», и те темы, которые мы исследуем, выходят далеко за рамки Москвы. Например, тема «Энергии» или тема «Истончения» скорее фокусируются на регионах России, на вопросах, которые связаны не только со столицей. «Стрелка» – это платформа для исследований. В рамках общественной программы для студентов организуются экскурсии по всему городу, а также по его окраинам, чтобы они могли исследовать разные примеры общественного пространства в Москве. Они знакомятся как с удачными, так и со спорными примерами его организации.

_Вы являетесь директором темы «Общественное пространство». Что подразумевается под «общественным пространством» в России?_

В России ощущается сильное влияние государственной власть на разные сферы жизнедеятельности. Государственная власть является основным, если не единственным, «владельцем» общественного пространства. Вчера, например, г-н Баевский представлял на «Стрелке» генеральный план Москвы, и я спросил его, что он понимает под «Общественным пространством». Он ответил: «Всё, что принадлежит государству». Если вы зададите такой же вопрос мэру Берлина, Амстердама, Нью-Йорка или Гонконга, вы вряд ли получите подобный ответ. «Общественное пространство» обычно принадлежит кругу заинтересованных лиц, которые четко разграничивают свои обязанности между собой. Россия должна со временем придти к пониманию этого факта. Г-н Баевский также упомянул вчера, что одним из ключевых понятий в «Общественном пространстве» является общение, что, в принципе, уже хорошо. Это значит, что сейчас очень важно переосмыслить роль государства в этом вопросе. Если государство будет полностью контролировать общение людей, то это общение никогда не будет таким открытым и разносторонним, каким оно должно быть в общественном пространстве. В этом смысле «Стрелка» является исключением, так как была создана по частной инициативе и действует как учреждение, не зависящее от давления государства и требований рынка.

_Не могли бы Вы привести пример общественного пространства в Москве?_

Мне кажется, «Стрелка» и есть хороший пример общественного пространства в Москве. Особенно сюда можно отнести летнюю программу на «Стрелке», когда на лекции института и семинары приходили все желающие. «Стрелка» является автономной некоммерческой организацией, которая принадлежит частным лицам. В наше время неправильно утверждать, что если владельцем является государство, то это общественное пространство, а если частное лицо – то это пространство принадлежит ему. Некоторые места, владельцем которых является государство, отнюдь нельзя внести в список общественных. Например, здания различных министерств России, несмотря на то, что они принадлежат государству, они никак не могут считаться открытыми для общества. А, например, какой-нибудь торговый центр, если его владелец по-настоящему заинтересован в создании общественного пространства, – может. Свои первые некоммерческие выставки в Дубае мы проводили в торговых центрах, потому что торговый центр в Дубае (как и во всем мире, в том числе и в Москве) – это торговая площадь, где люди встречаются, чтобы общаться и торговать, как это было в Древней Греции 2500 лет назад. В течение следующего месяца на «Стрелке» мы будем выстраивать диалог на тему «Общественного пространства» не только с госструктурами, но и с частными предпринимателями и девелоперами, которые потенциально заинтересованы в создании так называемых «общественных пространств».

_Как обстоит дело с общественным пространством в Дубае? Какие наблюдения Вы описываете в своей книге «Dubai Speed»?_

Книга «Dubai speed» скоро будет опубликована на английском языке и вы увидите мое критическое отношение к тому, что происходит сейчас в Дубае. Дубай тоже находится сейчас в переходном периоде. Когда я приехал туда, мне показалось, что весь город – это одна большая строительная площадка, где главная цель – сделать деньги из каждого квадратного сантиметра песка. В течение двух последних десятилетий застройщикам это неплохо удавалось, и они были уверенны, что так может продолжаться вечно. Однако они полностью игнорировали тот факт, что чем больше вы развиваете город, тем сложнее сделать так, чтобы он грамотно функционировал. В Дубае живут люди, которые приезжают туда со всего мира, но там не хватает чего-то очень важного для их взаимодействия – общественного пространства. Нам было нелегко убедить застройщиков, а также само правительство в том, что очень важно создавать в этом городе общественные пространства для того, чтобы люди могли общаться между собой. В Дубае я понял, насколько важно вкладывать деньги не только в строительство, проектирование и дизайн зданий, но и в их внутреннее содержание.

_Что Вы можете сказать в этом отношении о Сочи 2014?_

В организацию Олимпийских игр в Сочи со стороны России вовлечены очень интересные и талантливые люди. Недавно я был в Сочи на инвестиционном форуме и в очередной раз был поражен удивительным расположением этого города. Это уникальное место во многих значениях. Олимпиада в Сочи должна показать Россию с другой стороны, не с той, с какой её обычно видят за рубежом. Особенно важно то, что всё строительство, которое ведется сейчас в Сочи, способствует созданию нового диалога между народами, живущими в этом регионе, а это по-прежнему один из самых неспокойных регионов в Европе. Россия не должна использовать Сочи в качестве орудия политики, чтобы показать всему мира, что она способна быть такой же демократичной, как США или Германия, или доказать, что она может быть полностью самостоятельной, как это сделал Китай. Город Сочи у меня ассоциируется с чем-то очень расслабленным, не то, что Олимпийские игры в Москве в 1980 году. Советский Союз политизировал Игры, и я надеюсь, что этого не повторится в случае с Сочи. Там должен быть другой язык, должна выстраиваться совсем другая коммуникация. Ещё раз добавлю, что всё, что создается в Сочи для проведения Олимпиады, будет использоваться и после их проведения. В Сочи создается устойчивая инфраструктура, которая будет связывать между собой живущих там людей и туристов.

_Как следует относиться к чрезмерной свободе виртуальных пространств в России? Под чьим контролем должен быть Интернет?_

Всегда существует опасность, что какое-нибудь авторитарное правительство попытается контролировать общественное пространство в Интернете. В Дубае, например, или в других мусульманских странах так оно и происходит. В Дубае не так сильно, а вот в Саудовской Аравии или Иране Всемирная паутина полностью контролируется государством. Месяц назад я был в Северной Корее. Там местное население вообще не имеет доступа к Интернету. 150 иностранцев, живущих в этой стране, могут подключаться к Интернету, а 23 миллиона человек местного населения не могут. И это происходит в XXI веке. Безусловно, это всё сводится к контролю за потоками информации, к манипулированию сознанием. В России Интернет – это пока ещё никем не контролируемое пространство, поэтому в нем интересно работать. Мы обязательно затронем этот аспект при исследованиях на «Стрелке», но вряд ли это будет основным фокусом нашей работы.

_Вы часто пользуетесь Интернетом? У Вас есть страничка на Facebook?_

Я не зарегистрирован на facebook, потому что в Интернете, как и в других общественных пространствах, существуют разные виды пространств, и здесь очень важно делать выбор в пользу тех, которые являются для тебя особенно интересными, и в то же время ограждать себя от других видов пространств. С одной стороны, у всех социальных сетей есть большой потенциал, но с другой стороны, там очень много ненужной и некачественной информации. Я писатель и мне приходится быть доступным. Например, я веду блог по своей книжке «Dubai Speed», и иногда на то, чтобы ответить на все вопросы, которые мне задают, уходит слишком много времени, поэтому я должен контролировать свою доступность. Виртуальные пространства очень затягивают и могут превратиться в своего рода наркотик, но, с другой стороны, они могут быть очень эффективным и полезным инструментом в работе, если вы знаете как контролировать самого себя.

Реклама
Проект Maindoor.ru

Портал о мировой недвижимости: последние новости, аналитика, каталог компаний и, безусловно, тысячи предложений об аренде и продаже недвижимости за рубежом и в России.