Лофты Нью-Йорка: укрощение строптивых

«Вова снимает огромный лофт в доме с перекосившимся фасадом на одной из улиц Сохо. Он облюбовал эту улицу, прокопченную каким-то вековым пожаром, и дом, чудище коммерческой архитектуры конца девятнадцатого века, еще до того, как началась бурная мода на Сохо, и потому платит за свой лофт немного. Там у него стоит рояль рядом с газовой плитой и в двух минутах ходьбы от рояля разбито лежбище из надувных матрасов, над коим по стене с подтеками выведена надпись: «Укрощение строптивых».

Динара Грачева

Таков был Нью-Йорк 80-х, каким его застал

Василий Аксенов,

приехавший туда из СССР и зафиксировавший свои наблюдения в романе 1986 года «В поисках грустного бэби». Тема лофтов в легендарном Сохо тогда была актуальна не только для местной, но и русской, не шибко имущей интеллигенции.

Все течет, все меняется. В середине XIX века омары считались пищей американских бедняков, использовались как удобрение и приманка для рыбы, теперь это дорогостоящий деликатес. Великая депрессия, настигшая США в конце 20-х годов прошлого века вследствие мирового экономического кризиса привела к остановке работы тысяч предприятий, фабричных и складских помещений, расположенных в престижных районах Нью-Йорка. Немудрено, что вскоре их облюбовали люди искусства, которые за символическую сумму снимали просторные квадратные метры, служившие одновременно и домом, и мастерской. Сегодня лофты, как в свое время омары, стали «деликатесом», за который люди готовы платить кругленькую сумму.

Фабричный синдром

Чем жизнь на чердаке (именно так переводится с английского языка слово loft) так притягательна, почему на бывшие пристанища голубей и голодных котов сейчас претендует столько олигархов? Не дают им покоя, что ли, лавры

Энди Уорхола,

который через три десятка лет после Великой депрессии «выстрелил» концентратом своего творчества, который ныне именуется поп-артом. Жил и работал Уорхол как раз в лофте, который купил в 1963 году на Манхэттене и создал в нем

знаменитую мастерскую «Фабрика».

Коробки из-под кетчупа, стирального порошка и прочей упаковочной тары, экспонировавшихся на фоне кирпичных стен, выкрашенных в белый цвет, пользовались бешеной популярностью у любителей поглазеть на перформансы современной арт-культуры, а заодно и приобщиться к всеобщему накалу эмоций. Ведь выставки плавно перетекали в вечеринки, герои которых получали свои пятнадцать минут славы на страницах газет. Конечно, такая популярность «Фабрики» Уорхола породила целую волну последователей, и подобные салоны в помещениях бывших фабрик открывались один за другим. Многие оценили такую возможность: проснуться утром на кровати с видом на красоты Нью-Йорка, накинуть халат, босиком прошлепать до угла, где находится кухня, взять в одну руку водянистый «американо» без сахара, а в другую – кисть, и пойти в противоположную часть лофта к холсту, чтобы творить нечто, о котором журналист со вчерашней попойки на первой полосе напишет большими буквами, что это гениально.

Лофт в районе Трайбека, на Jay street, продается за 8 млн долларов

Арендовав лофт можно было уже не думать о том, как найти нестандартное дешевое жилье, в котором можно нон-стоп демонстрировать свое творчество во всех ракурсах или просто искать пресловутую музу. Все тот же Василий Аксенов писал: «Коты, как видно, сейчас здесь в моде – скульптор Эрнст Неизвестный живет в лофте с пятью котами, однако ни по имени, ни по внешнему виду их не различает».

Искусство как статус

Архитектор

Александр Нератов,

родившийся в Нью-Йорке в семье русских эмигрантов, переехал в район Сохо, славившийся своими лофтами (ими также богаты районы Челси и Трайбека), так объясняет свой выбор:

«Я живу в Сохо, потому что моя работа и жизнь неразделимы. Как и у многих творческих людей, моя архитектурная деятельность не может быть ограничена рабочими часами. Вся инфраструктура района не препятствует, а поощряет 24-часовую жизнь. Здесь много кафе и ресторанов, открытых каждый день допоздна, отсутствует гонка и шум, но одновременно развивается толерантность к поздним вечеринкам и к электросварке соседа скульптора, которого внезапно озарило вдохновение».

Сегодня лофты стали «деликатесом», за который люди готовы выложить кругленькую сумму

В Сохо лофты, и правда, замечательные: просторные, с огромными окнами, идеально отреставрированные, они похожи на дворцы. Неудивительно, что это пришлось по вкусу многим. Здесь размещаются офисы, студии фотографов, арт-галереи и просто жилые помещения. Сложно поверить в то, что этот самый модный и дорогой район Нью-Йорка еще 45 лет назад был пуст и заброшен. Нератов вспоминает:

«Смелые представители мира искусства задешево снимали пространства и привлекали в них художников из Greenwich Village, ищущих просторные мастерские, породив целое поколение абстрактных экспрессионистов, часть из которых переместилась затем в сферу поп-арта – все это благодаря тому, что им дали возможность работать в большем масштабе. Живопись, скульптура, современный танец, музыка и театр, созданные в художественных мастерских Сохо, повлияли на весь мир, возведя американское искусство в успешный мировой бренд».

Логично, что там, где есть творцы, вскоре объявляются дельцы. Так, риелторская братия быстро смекнула, что, если сделать современный ремонт и обставить лофт ценными предметами интерьера, то на этом можно неплохо заработать.

Эрнст Неизвестный жил в лофте с пятью котами: ни по имени, ни по внешнему виду их не различал

Что касается ценовой политики, то, по словам управляющего партнера компании Verus Real Estate в Нью-Йорке Ани Левитовой, стоимость лофтов определяется их расположением, количеством окон и удобством планировки, качеством ремонта и легальным статусом квартиры. Например, помещения, которые были заняты в 50–60-е годы прошлого века, имеют особый статус: они не переделаны в жилые здания, что осложняет их использование, и делает невозможным выселение арендаторов, живущих в таких квартирах десятилетиями. Такие арендаторы обычно платят меньше, иногда вносят просто символическую плату. Из-за этого особого статуса лофты (как формат жилья) могут быть в Нью-Йорке как кондоминиумами, так и кооперативами, где собственники владеют акциями компании, владеющей и управляющей зданием. В этой связи, точной статистики по лофтам в Нью-Йорке не ведется.

«Лофты с большим количеством окон и удобной планировкой, стоят достаточно дорого: в районах Трайбек, Сохо и Челси цена за квадратный метр колеблется от 21 до 32 тыс. долларов»,

– отмечает Аня Левитова.

Среди основных достоинств лофта – обычно высокие потолки и большая площадь.

Недостатки – недостаточное количество окон при большом метраже. Чтобы считаться жилой комнатой (спальней) каждая комната должна иметь окно, поэтому разгораживать пространство непросто. В лофтах чаще всего отделена только одна спальня, иногда она выносится на второй уровень над кухней, ванной и подсобными помещениями. Кстати, несмотря романтический флер, жизнь в лофте подходит далеко не всем. Алексей Боков, известный российский продюсер, большой поклонник Нью-Йорка, одно время считал, что проживание в лофте – точно для него. Однако, пожив три месяца в таком, настоящем ньюйоркском, площадь которого составляла 300 кв. м, он понял, что это очень интересный формат, но ему для постоянного проживания не подходит.

Дизайн: индустриальные артефакты

Лофт может прийтись по вкусу тем, кто не любит тратиться на содержание недвижимости.

Дополнительные услуги в лофте обычно не предлагаются (нет бассейна, большого спортзала, площадок для сквоша или баскетбола), что подразумевает практически полное отсутсвие обслуживающего персонала, которому нужно платить зарплату. Расходы же на содержние недвижимости традиционного типа в Нью-Йорке впечатляют: владелец квартиры стоимостью 1,5 млн долларов может платить от 12 до 25 тыс. долларов ежегодно.

Сегодня лофт – жилье не для бедных.

Так, из недавних сделок на нью-йоркском рынке недвижимости особый интерес вызвал шестиэтажный лофт в районе Трайбека, проданный за 50 млн долларов. Он находится в доме 1862 года на Дуэн-стрит и располагает площадью 2700 кв. м, здесь восемь спален, десять ванных комнат, лифт, тренажерный зал с баскетбольной площадкой, а также собственная терраса на крыше. Из интересных объектов, которые можно арендовать (а заодно и проверить, сможете ли жить в лофте), многие находят Cast-Iron Buildings в Сохо и Трайбеке – здания, структурные элементы которых изготовлены из металла. Квартиру с двумя спальнями и большой террасой на крыше можно снять за 17,5 тыс. долларов в месяц.

Люди, которые подсаживаются на наркотик под названием «лофт», помимо простора и панорамы очень ценят особый колорит интерьеров.

Здесь можно встретить удивительные примеры арт-объектов: фабричные станки или то, что от них осталось, металлические лестницы, коммуникации, торчащие из стен.

Часть кирпичных или бетонных стен не штукатурится, их харизму может подчеркнуть современная мебель из стекла или металла. Александру Нератову никогда не приходилось полностью сносить в лофтах стены.

«Не только фасады, но и планировка, за редким исключением, сохранялась – ведь все это выглядит очень гармонично. Самые удачные работы моего архитектурного бюро при работе с лофтами были сделаны, когда мы находили взаимосвязь между промышленными зданиями XIX века и особенностями современных жилых помещений, искали схожие пропорции и ритм. При таком подходе удавалось максимально органично вписать новые функции в старые здания без разрушительных методов».

Не зря в лофтах так щепетильно относятся как к стенам, так и атмосфере прошлого. Ведь, по сути, «чердачная» недвижимость стала модной именно благодаря творчеству, которое активно претворяли в жизнь деятели арт-бума. Не быт определяет сознание, совсем наоборот – люди с невероятной энергетикой вдохнули в заброшенные фабричные постройки новую жизнь, благодаря чему лофты стали культовыми объектами. Посмотрим, что история нам покажет, ведь лофтов на всех не хватит, поэтому будем ждать очередной волны художников которые смогут нашептать новые волшебные заклинания старым стенам. А ведь у стен, как известно, есть уши.

_________

Реклама
Проект Maindoor.ru

Портал о мировой недвижимости: последние новости, аналитика, каталог компаний и, безусловно, тысячи предложений об аренде и продаже недвижимости за рубежом и в России.