Бутик частного капитала. Разговор с Робертом Иделсоном

О том, что такое современный приват-банкинг в России, в чем отличия нашего банковского сектора от европейского, о правильных инвестициях в недвижимость и о «дальней даче» на Рижском взморье рассказал председатель правления М2М Private Bank Роберт Иделсон.

_

Мария Артюшкина _ _ Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в финансовую сферу. Почему выбрали именно ее? _ Мне с детства нравились все эти темы про финансистов. В школе я очень любил математику и даже перед поступлением в Латвийский Университет думал продолжить математическую стезю, но все-таки выбрал финансовое образование, благо оно было уже не на советском уровне, а на постсоветском. Так что для меня все сложилось удачно. Ну а если бы я на пару лет раньше поступал, то, скорее всего, выбрал математику. На самом деле, среди финансистов много выпускников физмата. Это очень близкие направления: если не умеешь считать, в банке тебе нечего делать. Мне ближе прикладное применение научных знаний, теория ради теории – это не мое. _ Вы возглавляете М2М Private Bank с ноября прошлого года, до этого долгое время работали в латвийском банке Citadele (ранее Parex Bank). Легко ли вам далось решение о переезде в Москву? _ В какой-то момент появилось ощущение, что надо что-то менять. За годы управлением Parex Asset Management и private banking направлением в Parex Banka я много раз бывал в Москве, где у меня много друзей и клиентов, поэтому переезд был не очень сложным решением. Москва – это такой понятный и близкий Риге город. С точки зрения банковского бизнеса разница, конечно, существует, как, в общем, между европейским банковским бизнесом и российским. Здесь достаточно много специфических вещей, которые порой удивляют… _ Каких именно? _ Банкинг везде банкинг. В России все-таки цивилизованный рынок – это же не Средняя Азия или Африка, где отличия были бы очень большими. Но все же в России есть своя специфика. Можно, пожалуй, выделить несколько моментов, которые отличают российский рынок от европейского: во-первых, большое присутствие государственных банков, которые активно конкурируют с частными банками, во-вторых, это то, что Россия сидит на нефтедолларовой игле, что приводит к высокой инфляции и высоким процентным ставкам. И в приват-банкинге тоже существует большая разница. В Европе банки, специализирующиеся только на приват-банкинге, органично вписываются в общую картинку банковского сектора. В России немного другая ситуация: из-за высокого уровня процентных ставок, предлагаемых даже самыми крупными и надежными банками узкоспециализированному приват-банку конкурировать с коммерческими банками непросто. И не случайно их здесь практически нет и мы единственные, кто специализируется исключительно на обслуживании состоятельных частных клиентов. _ Расскажите, что такое приват-банкинг? Каковы главные приоритеты М2М? _ Это банк, который зарабатывает за счет обслуживания частных капиталов, т. е. мы получаем комиссию за то, что помогаем сохранять и (или) преумножать капитал клиентов. В отличие от типичного коммерческого банка, где основной доход – это процентная маржа, в частных банках – это комиссионный доход за обслуживание брокерских операций, управление инвестиционным портфелем, конвертацию валют – вещи, которые не требуют большого риска и большого капитала, однако требуют высокий профессионализм приват-банкиров, индивидуальный подход к нуждам каждого клиента и высокое качество услуг. Это типичный приват-банкинг. _ Как вы оцениваете финансовые результаты М2М по итогам 2010 года? _ Для всего банковского сектора прошлый год в целом был довольно успешным. Ставки шли вниз, ценные бумаги, которые есть у нас на балансе, росли в цене. Банкирам было грех жаловаться – после кризиса зарабатывать гораздо легче. _ Вы говорили, что у руководства М2М достаточно агрессивные планы по развитию. В чем они заключаются? _ Рост по основным показателям, которые нас интересуют. А интересует нас не увеличение баланса, а повышение комиссионных доходов и рост активов, переданных нам в управление. Это не обязательно депозиты, это и портфели ценных бумаг, которые клиент обслуживают у нас. Эти два показателя для нас самые важные. Надо сказать, что мы начали этот год достаточно хорошо: уже в первом квартале больше чем удвоили активы, переданные нам клиентами в управление. Понятно, что мы стартуем с относительно маленькой базы, но у нас сейчас в управлении около 3,5 млрд рублей клиентских инвестиционных портфелей, и он продолжает довольно быстро увеличиваться. Я вижу ситуацию таким образом, что мы одни из немногих, которые могут предложить качественное обслуживание частных капиталов как в России, так и за рубежом. Поэтому интерес клиентов к М2М растет. _ Собираетесь ли вы выходить в регионы, расширять географию? _ Вряд ли мы будем расширять географию в России. А вот за рубежом да. У нас есть планы купить банк в Швейцарии. Также мы создали управляющую компанию в Латвии, занимающуюся управлением инвестиционными портфелями клиентов. У нее есть европейская лицензия, и мы предлагаем клиентам инвестирование на международных рынках. Мы создаем типичную для Европы, но уникальную для РФ инфраструктуру. В России есть такая особенность: основные предложения все-таки связаны не с приват-банкингом в его классическом западном понимании, когда клиенту предлагается глобальное размещение капитала на международном рынке. В России в основном все предложения сводятся к двум вещам: либо это депозит в банке, либо управление инвестиционным портфелем в рамках местного рынка, а значит, достаточно узкий спектр предложения. Нормальный же приват-банк должен предоставлять клиенту возможность размещения капитала по всему миру, в зависимости от потребностей клиента. В России такого нет. Эта одна из особенностей местного приват-банкинга. _ Клиенты М2М – кто они? _ Состоятельные люди, те, у кого капитал превышает 5 млн долларов. Это и есть наша целевая аудитория. В России таких людей довольно много. _ И какова стратегия банка для привлечения клиентов? _ Мы достаточно закрытая организация, и в основном клиенты приходят к нам по рекомендациям знакомых, либо мы сами заинтересованы им предложить свои услуги. Так что у нас нет необходимости в проведении массовых рекламных кампаний. _ То есть это бизнес на доверии? _ Абсолютно. _ Я почему-то думала, что состоятельные люди в основном обслуживаются в швейцарских банках? _ Конечно, большая часть капитала находится там, но, если ты живешь и ведешь бизнес в России, гораздо удобнее управлять своими местными активами и ежедневными операциями через местный банк. К тому же, как я говорил, мы предлагаем и управление капиталом за рубежом. _ В какие активы в основном инвестируют клиенты М2М? Предлагаете ли вы альтернативные инвестиции, такие как недвижимость или предметы искусства? _ Что касается предметов искусства, то тут не требуется приват-банкира: человек сам может себе подобрать коллекцию, соответствующую его интересам. Хотя, конечно, мы консультируем и по таким вопросам. Если говорить об инвестициях в недвижимость, то мы всегда можем порекомендовать местных брокеров, которые честно подыщут варианты, отвечающие всем требованиям заказчика. Либо порекомендуем конкретный вариант, если кто-то из наших клиентов продает соответствующую недвижимость. Но в основном мы предлагаем инвестиционные стратегии – это классическое вложение денег. В России классическое управление портфелями предлагают немногие - силу своих интересов наши банки пытаются продать клиенту либо свои фонды, либо акции на местном рынке. Это не наш профиль. Мы делаем долгосрочные портфели, которые абсолютно прозрачны и которые не зависят от того, какая акция выросла или упала в цене. Мы ориентируемся в основном на доходность в 5–10% годовых, что немного перекрывает инфляцию. Для клиентов это очень комфортная ситуация. Конечно, какой-то небольшой процент они готовы вкладывать в рискованные продукты, но в основном это консервативные портфели. _ Выгодны ли на сегодняшний день инвестиции в зарубежную недвижимость? _ Выгодны, конечно, но не во всю. Мое мнение такое, что недвижимость, если она находится в прайм-локейшн, т. е. класса А, будь то коммерческая или жилая, она будет обязательно расти в цене ближайшие несколько лет. Поскольку денег сейчас много, их в любом случае необходимо размещать. Большинство людей понимают, что вся эта политика печатания денег в Европе и в США может привести к повышенной инфляции. В этой ситуации недвижимость является неким гарантом сохранения капитала. _ Какие вы можете выделить прайм-локейшн? _ Это даже не страны, это города, такие как Лондон, Нью-Йорк, Цюрих и Москва в том числе. Думаю, в ближайшие годы в Москве вряд ли будет падение цен на рынке недвижимости. _ А можно ли латвийский рынок недвижимости считать привлекательным с точки зрения инвестиций? _ Латвию всю я бы не выделял, но если говорить о Риге или Юрмале – эти места очень популярны, тем более что сейчас при покупке жилья получаешь ВНЖ. Латвия – это маленький нишевой рынок. Наверняка он еще долго будет пользоваться стабильным спросом у состоятельных людей из стран бывшего Союза - в качестве «дальней дачи» Юрмала очень хорошее место. _ Существует мнение, что кризис приходит каждые четыре-пять лет. В чем особенности уроков минувшей рецессии? Как свести к минимуму риски в преддверии возможных будущих катаклизмов? _ Риски можно свести к минимуму, если хотя бы прислушиваться, как бы это банально ни звучало, к мнению специалистов, не поддаваться панике. Когда начинается вся эта шумиха в СМИ, что что-то будет только расти или только падать… лучшее решение – сделать с точностью до наоборот. А если системно смотреть на ситуацию, то от спадов на финансовых рынках мы никуда не уйдем, поскольку слишком много печатается денег, что неминуемо приводит к так называемым пузырям, которые рано или поздно перерастают в очаги нового кризиса. Уже сейчас мы можем наблюдать, как надуваются новые пузыри, поэтому, я думаю, следующий кризис неминуем – через год, два, максимум пять лет. Системно это никак не решить, поэтому каждый человек должен здраво оценивать свои риски. Роберт Иделсон В 1998 году получил степень магистра по специальности «Финансы и кредит» на факультете экономики Латвийского университета. Свою деятельность в финансовой сфере начал в 1994 году на рижской фондовой бирже. В 1996 году перешел в Trasta Komercbanka на должность руководителя отдела ценных бумаг. С 1999 по 2003 годы работал председателем правления брокерской компании Suprema. С 2003-го по октябрь 2010 года занимал должность председателя правления управляющей компании Сitadele Asset Managemen (ранее называлась Parex Asset Management). С мая 2009-го по октябрь 2010 года возглавлял дирекцию управления частным капиталом в банке Сitadele (ранее Parex Banka). Руководит М2М Private Bank с ноября 2010 года.

Реклама
Проект Maindoor.ru

Портал о мировой недвижимости: последние новости, аналитика, каталог компаний и, безусловно, тысячи предложений об аренде и продаже недвижимости за рубежом и в России.