Архитектурные принципы Роберта Стерна

Роберт Стерн, американская легенда современной архитектуры, основатель бюро Robert A. M. Stern Architects (RAMSA), декан Йельской архитектурной школы, поделился с Maindoor.ru своими мыслями о том, почему важно писать письма на бумаге, откуда у русских такая любовь к дорогим вещам и где находятся корни сталинского ампира.

Подрисуночная подпись .sign { float: left; } .sign figcaption { margin: 5px 5px 5px 5px; } document.createElement('figure'); document.createElement('figcaption');

Роберт Стерн

Фото : RAMSA Про классицизм и московский стиль. Без сомнения, классицизм – это язык международной культуры. Он зародился еще в Древнем Риме, а в Россию пришел из Италии. У вас в стране можно увидеть множество примеров классической архитектуры. Но если вести речь о столице, то московский стиль для меня это прежде всего смешение всех стилей, эклектика. Здесь можно наблюдать немало примеров конструктивизма, получившего развитие в 20‑е годы прошлого века. Однако доминирующим в столице России, на мой взгляд, является классицизм – достаточно вспомнить главные символы города в виде семи великолепных сталинских высоток. Если оставить в стороне политические моменты, то мне больше всего импонирует именно архитектура сталинского ампира. Глядя на воплощение классицизма в Москве, мы не можем не восторгаться этим способом выражения коллективного сознания людей в камне. С архитектурной точки зрения здания, построенные в 40-50-е годы, выглядят очень убедительно – они прекрасно сохранились, ими до сих пор восхищается весь мир, что меня нисколько не удивляет. О современности. К сожалению, глядя на современную архитектуру, я могу констатировать, что сейчас такого чуда не происходит, и мы, безусловно, потеряли качество в строительстве жилой недвижимости. Здания выглядят дешево, из‑за чего облик городов становится неряшливым. Московский проект Barkli Residence я постарался сделать в духе старого доброго Нью-Йорка и сталинской архитектуры в современной интерпретации, и даже попробовал заглянуть в будущее. Считаю это важным для внешнего вида российской столицы. Как я стал архитектором. В 13 лет я, как и все мои ровесники, впервые задумался о своем предназначении. Я тогда много играл с различными конструкторами, что и натолкнуло меня на мысль об архитектуре. К счастью, не все подростки, которые занимают себя таким же образом, в итоге становятся архитекторами, а то был бы перебор. Этот период в моей жизнь как раз совпал со временем после Второй мировой войны, когда строительства по сути не было. Но вскоре оно возобновилось с новой силой, и в Нью-Йорке начали появляться интересные небоскребы. Об архитектуре заговорили все, что дало мне дополнительный импульс в выборе профессии.

Два принципа архитектуры. В архитектуре есть два подхода. Первый – это так называемый авторский стиль, когда каждое творение отражает личность его автора. Второй – когда вы играете роль художника-пейзажиста, вписывая свое здание в уже сформированное пространство. В данном случае холстом для меня выступает город. О русских. Я давно работаю с частными клиентами из России и знаю, что русские очень любят броские дорогие вещи. Если размышлять об этом с долей юмора, то можно объяснить следующим. Посмотрите, какая погода сейчас в Москве – угрюмая холодная зима. В Нью-Йорке тоже выпадает снег, но на улице солнечно. Сумрак заставляет людей тянуться к чему‑то теплому и красивому, и мне это нравится. Если бы меня спросили, что бы я взял с собой из Москвы в качестве сувенира, то, наверное, это не был бы снег. Про американцев и эмигрантов. Я не философ, а архитектор, но скажу, что американцы – нация, которая сделала себя сама. Возможно, многие считают, что наша культура коммерциализирована, и я этого не стану отрицать. Но мы в то же самое время делаем все для сохранения мира вокруг нас и поддержания его в максимально жизнеспособном виде. США вобрали в себя огромное количество эмигрантов со всех стран мира – из Англии, Испании, Франции, России, Италии… Обычно в Европе люди вращаются вокруг одного этноса, и это рано или поздно приводит к тупику в развитии. Сейчас в Старом Свете мы можем наблюдать новый этап в виде огромного наплыва мигрантов: во Франции появилось много мусульман, что сильно повлияло на культуру страны. Поэтому, когда США называют плавильным котлом, я с этим глубоко не согласен. Мы та нация, которая продолжает изобретать саму себя, что является притягательным для эмигрантов со всего мира, в том числе и для русских. Про успех. Многие молодые архитекторы пытаются открыть свое собственное дело, и это всегда непросто. Они начинают с небольших проектов, постепенно переходя к крупным. Мне повезло по жизни, но я не могу сформулировать рецепт гарантированного успеха. Чаще всего это дело сложившихся обстоятельств. Единственный совет, который можно дать новому поколению архитекторов, – работать в поте лица и относиться со всей серьезностью к каждому проекту, вне зависимости от его масштабов. Про электронные письма. У меня есть электронная почта, но работа с моим ассистентом выглядит следующим образом: когда нужно отправить письмо, я пишу его от руки и отдаю помощнику, он переводит текст в электронный вид, распечатывает, возвращает мне. Я проверяю письмо на предмет ошибок, и только потом мы его отсылаем. Послание, которое приходит на мой электронный ящик, ассистент распечатывает, чтобы я прочитал его на бумаге. Мне нужно достаточно времени, чтобы поразмыслить над письмом, подумать о том, что хотел мне сказать человек, который его написал. Современные же люди, кажется, отвечают на электронные письма еще до того, как их получают. Архитектор и компьютер. В Йельском университете, где я являюсь деканом, у нас много компьютеров. Но когда создаешь что‑то новое, очень важно сначала сделать эскиз от руки и лишь потом переводить его в электронный вид. «Рукодельная» архитектура – взаимосвязь глаза, мозга и руки, умение выразить свою идею рисунком, способность видеть пространство со всех сторон – имеет исключительное значение. Мне нравится создавать масштабные макеты, чтобы можно было не только потрогать, но и, засунув внутрь голову, ощутить объем пространства. Считаю этот аспект принципиальным, а то сегодня многие архитекторы, помешанные на форме зданий, забывают о том, что нужно еще видеть объем изнутри. Про мечту. За свою продолжительную профессиональную жизнь я спроектировал много зданий, поэтому все, о чем я сейчас мечтаю, – хорошо спланировать следующий объект, и это приносит мне ни с чем не сравнимое удовольствие.

Эскиз жилого комплекса Barkli Residence

Реклама
Проект Maindoor.ru

Портал о мировой недвижимости: последние новости, аналитика, каталог компаний и, безусловно, тысячи предложений об аренде и продаже недвижимости за рубежом и в России.