Архитектура в пластике чувств

Кристос Пассас, руководитель проекта Dominion Tower — первого в Москве бизнес-центра премиум-класса, спроектированного Zaha Hadid Architects, рассказал Maindoor о том, что ему нравится и не нравится в Москве, чему его учила Заха Хадид и о последних трендах в девелопменте.

Автор: Елизавета Виноградова

— Почему здание называется Dominion Tower? По-моему, оно больше похоже на пирамиду, чем на башню.  

— На самом деле, здание имеет форму нескольких движимых тектонических плит. Это очень интересный механизм, который позволяет создать своего рода игру между невероятными консолями самого здания и внешней средой. Каждый уровень уникален, как и логотип компании, но это вовсе не пирамида.  

— Данный проект больше про форму или про содержание? Почему в экстерьере было решено использовать принцип хамелеона?  

— На мой взгляд, в этом проекте хорошо проглядывается принцип модерниста Мис ван дер Роэ, который считал, что форма является продолжением основной функции предмета. Здание еще более функционально за счет пространственного увеличения этажей вовне, что позволяет наслаждаться панорамой Москвы, а также создает необычное ощущение пространства между этажами.  

Принцип хамелеона в оформлении фасада был задуман еще в самом начале работы над проектом. Мы хотели построить здание, которое бы менялось в тот момент, когда человек двигается мимо него. Одними из первых мы использовали краску, позволяющую создать такой эффект на фасаде дома. Изначально выбрали достаточно резкую смену цвета, но позднее остановились на более мягком переходе. Создать ощущение, будто что-то меняется, которое приковывает к зданию внимание, — в этом и состояла наша задача.  

— Работая над Dominion Tower, удалось ли вам исследовать Москву? Что впечатлило больше всего?  

— Да, я действительно немного исследовал Москву. Очень понравились парки, особенно парк Горького, а также советские постройки, многие из которых сейчас заброшены, но они на самом деле уникальны и удивительны по своей архитектуре. Город сильно изменился за последнее время и превратился в один из невероятных мегаполисов мира. Больше всего мне по-прежнему нравится Мемориальный музей космонавтики. Дух путешествий и открытий здесь зашкаливает. 


— Создавая свои проекты, принимаете ли вы во внимание географическое расположение, исторический и культурный контекст местности?


— Безусловно! Нужно учитывать все эти элементы. Физический, политический, философский, а также исторический контекст. Если говорить про проект Dominion Tower, его разработка тесно связана с ранними конструктивистскими исследованиями, сделанными в Москве. Но исторический контекст еще не все, важно придумывать что-то абсолютно новое — этому нас всегда учила Заха Хадид.  

—  Вы преподаете в Архитектурной ассоциации в Лондоне. У вас есть студенты из Росcии? Где лучше всего изучать архитектуру?  

— Я сам учился в Архитектурной ассоциации в Лондоне и в институте Pratt в Нью-Йорке. В Лондоне я преподавал совместно с Патриком Шумахером и вел мастер-класс по дизайну в Высшей школе архитектуры (DIA) в Дессау, в Германии. У меня очень много русских друзей и было достаточно много русских студентов, с которыми мы отлично и продуктивно проводили время. Сейчас немало школ во всем мире, а также сайтов, где можно обучаться архитектуре. Еще я считаю, очень важно находиться в окружении правильных людей, чтобы учиться друг у друга, но самое главное — быть увлеченным этим делом.  

— Какие проблемы, на ваш взгляд, есть в Москве с точки зрения градостроительства? Что бы вы изменили в этом городе, имея такую возможность?  

— Самый большой недостаток и одновременно достоинство заключается в том, что Москва очень централизованный город. В его жизни центр играет огромную роль. Но с другой стороны, из-за того, что все едут в центр, возникают большие пробки. Правильным решением было бы создавать новые точки притяжения в городе и децентрализовать его.  


— В портфолио Zaha Hadid Architects числятся в основном проекты, предназначенные для общественного использования. Работаете ли вы над какими-то жилыми проектами?  

— Да, это частные виллы и жилые комплексы. В последнее время у нас было несколько проектов такого плана. Мы делали очень любопытный проект смешанного использования в Белграде, сейчас занимаемся интересным проектом в Дубае. Создание объектов разного назначения — это определенный тренд у девелоперов, так как позволяет им охватить более широкий спектр рынка.

— Есть ли у вас архитектурная мечта?  

— Было бы здорово построить здание, меняющееся в зависимости от того, кто находится внутри него. Это своего рода машина, которая преображается в соответствии с тем, как человек внутри нее себя чувствует или как он двигается.

—Ваше любимое здание в мире?  

— Это очень сложный вопрос, потому что у меня их много. Очень нравится здание, спроектированное нашим бюро в Вольфсбурге (Научный центр Phaeno), над которым я имел честь работать. Оно совершенно необычное с точки зрения концепции, и я не думаю, что есть подобные ему в мире. Мне очень нравятся музей Гуггенхайма в Нью-Йорке, созданный Фрэнком Ллойдом Райтом, и Пожарная часть на кампусе Vitra в Германии, которую проектировала Заха Хадид. Если у вас есть прицел на архитектуру, вы увидите, что мир полон прекрасного.  

— Как стать успешным архитектором?  

— Есть всего лишь один ключ к успеху — работать не покладая рук, думать о том, что ты делаешь, и не повторять самого себя. 


Реклама
Проект Maindoor.ru

Портал о мировой недвижимости: последние новости, аналитика, каталог компаний и, безусловно, тысячи предложений об аренде и продаже недвижимости за рубежом и в России.